.
.
СЕГОДНЯ:
 
 
.
.
.
Главное
Главная   /   Главное   /   Силуанов: "Все должны поджиматься, это трехлетка экономии"
.
СВЯЗАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ В СЕТИ
.

08 октября 2013 года 22:18

Силуанов: "Все должны поджиматься, это трехлетка экономии"

 0  
РИА Новости, Алексей Филиппов
РИА Новости, Алексей Филиппов
Министр финансов Антон Силуанов объявил "трехлетку всеобщей экономии" и признался, что правительство в ручном режиме занялось снижением цен на продукцию крупнейших потребителей естественных монополий, чтобы заморозка тарифов не ушла в их чистую прибыль
Москва. 8 октября. FINMARKET.RU - Правительство в ручном режиме занялось снижением цен на продукцию крупнейших потребителей естественных монополий, чтобы заморозка тарифов не ушла в их чистую прибыль, признался министр финансов Антон Силуанов на первых парламентских слушаниях, посвященных проекту федерального бюджета на 2014-2016 годы, в Совете федерации. Основным источником увеличения доходной части консолидированных региональных бюджетов станет ужесточение борьбы с работодателями, выплачивающими зарплаты в конвертах. Ответственность будет вплоть до уголовной.

Даже в правительстве почти никто не верит, что бюджет может быть исполнен в предложенном виде. Минэкономразвития считает, что для этого придется залезть в Фонд национального благосостояния (ФНБ). В Счетной палате тем временем не могут понят, откуда правительство взяло 400 млрд рублей дополнительных доходов.

Антон Силуанов, министр финансов

"Все должны поджиматься, это трехлетка экономии. Все, начиная с федерального бюджета, естественных монополий, предприятий, бюджетных организаций должны принять планы экономии. В последние годы мы наращивали издержки. В новой ситуации надо переориентировать свои бизнес-процессы.

Существенный вклад в решение проблемы роста – снижение издержек. На следующий год мы заморозим тарифы естественных монополий, в последующие годы они будут индексироваться на уровне инфляции. Это позволит снизить издержки предприятий. Главное, чтобы выгодоприобретатели этих решений не увеличили себе прибыль, оставив нынешние цены.

Сейчас в правительстве мы встречаемся с крупными потребителями услуг естественных монополий, чтобы и они снижали издержки и цены на свою продукцию. Решение о заморозке тарифов естественных монополий должно дойти до конечного потребителя.

В следующую трехлетку, до 2018 года мы не увеличим долю в доходах ненефтегазового сектора при постепенном сокращении нефтегазового. Для повышения доходов правительство предусматривает маневр по нефтегазовым доходам. Мы предлагаем снизить экспортные пошлины на нефть и мазут и увеличить НДПИ, что даст дополнительно порядка 40-50 млрд рублей в год.

Бюджетный маневр заключается в том, что часть расходов перенесены на 2017-2020 годы, прежде всего на госпрограмму вооружений. Промышленность пока не подготовилась к реализации тех задач, которые стоят перед оборонным заказом.

Мы будем изымать дивиденды компаний с госучастием: первоначально 25% по МСФО, а к 2016 году этот показатель будет увеличен до 35%. Решение правительством пока не принято, но соответствующее положение содержится в проекте бюджета на 2014-2016 годы.

У нас серьезные резервы доходов в теневом секторе. Эти задачи мы будем решать с налоговой службой в следующем году.

Серьезные изменения коснутся расходов на здравоохранение. С 2015 года полностью перейдем на принципы медицинского страхования. Федеральный бюджет будет все меньше и меньше участвовать в финансировании этого сектора.

Предусмотрены средства по оптимизации нагрузки высшего образования. Порядка 10-12 млрд рублей предусмотрены для ВУЗов, которые смогут попасть в число 100 лучших мировых высших учебных заведений.

Оптимизация расходной части бюджета связана с сокращением трансферта Пенсионному фонду. Пенсионная реформа нацелена на легализацию зарплаты и работу как можно дольше. Со следующего года гражданам надо будет более четко определяться с размером отчислений в накопительную часть пенсии – либо это будет 6% в страховых взносах, либо все пойдет в распределительную. Это дает дополнительные ресурсы бюджету порядка 100-120 млрд рублей в год.

В следующем году будет наведен порядок на рынке негосударственных пенсионных фондов (НПФ). На один год страховые взносы из накопительной части будут направлены в распределительную систему. Но эти средства не будут конфискованы. Они сохранятся для гражданина, будут индексироваться на уровень инфляции плюс 2 п.п. Это заложено в бюджете ПФР. Не все НПФ дают такую доходность.

Один год эти средства будут увеличивать страховую часть будущего пенсионера. За год мы наведем порядок на рынке НПФ, сделаем механизмы гарантирования накоплений, сделаем им понятную форму – сегодня они некоммерческие организации, буду акционерными обществами, наладим надзор. Нужен год, чтобы сделать этот рынок понятным, прозрачным и надежным.

В следующем году будут в полном объеме реализовываться указы президента. Но задача президента по повышению эффективности бюджетного сектора не должна восприниматься как простое увеличение бюджетного финансирования на рост заработных плат. Необходимо потребовать от бюджетных учреждений увеличить нагрузку на работников, их производительность труда.

Надо считать заработную плату с учетом тех льгот, преференций, которые имеют сегодня работники бюджетного сектора, учитывать нагрузку, в том числе и почасовую. Часто получается, что работник бюджетной сферы имеет огромный перечень льгот, предоставленных тогда, когда они имели низкий уровень зарплат. Теперь у него зарплата на уровне экономики, а нагрузка совершенно другая. Надо посмотреть этот вопрос более внимательно.

Ответственность за выполнение указов президента прежде всего лежит на руководителе бюджетного учреждения.

2,1 трлн рублей предусмотрены на реализацию указов президента. Это и повышение зарплаты и увеличение поддержки субъектам федерации. В этом году дотации на поддержку расходных обязательств регионов по повышению заработной платы составляют 100 млрд, в следующем 120 млрд, потом 130 млрд и 150 млрд рублей.

Регионам сейчас приходится непросто. Один из основных источников доходов - налог на прибыль - резко снизил поступления: в этом году на 20% из-

за снижения прибыльности предприятий. Тем не менее, мы планируем в следующем году общий рост бюджетных доходов регионов на 8,3%, в 2015 – на 7,6%, в 2016 – на 8,5%. Примерно такими же темпами, как и в федеральном бюджете.

Нам надо будет принять серьезные меры по повышению сбора доходов субъектов федерации. Основной источник – НДФЛ. У нас сохраняется высокая доля выплат зарплат "в конвертах". Это и для граждан плохо – они не получат нормальную пенсию, и для налоговых поступлений в бюджеты регионов и муниципалитетов.

Это является нарушением налогового законодательства для предприятий. Если посмотреть внимательно, можно найти нарушение уголовного законодательства: где-то берется эта "черная" наличность, это значит – неправильная бухгалтерская отчетность, это нарушение закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Здесь надо ужесточить наказание к организациям. Минфин готовит предложения по ужесточению санкций для такого рода нарушений законодательства.

Не начисляются налоги на имущество по вновь вводимому недвижимому имущество, так как инвентаризационная оценка стоимости не проводится, только кадастровая. Мы предлагаем постепенно перейти на использование кадастровой стоимости при налогообложении, прежде всего распространив это на торговые организации, офисы, которые сегодня практически ничего не платят. Такой проект закона подготовлен и до конца года будет внесен в Совет федерации.

Подготовлен и принят Госдумой в первом чтении законопроект о предоставлении регионам права определять меры социальной поддержки с учетом нуждаемости. Сейчас более половины мер социальной поддержки предоставляется тем, кто в ней на самом деле не нуждается. А это колоссальные деньги, которые могут быть перераспределены на поддержку именно тех категорий граждан, которые нуждаются.

80 млрд рублей – размер бюджетных кредитов в следующем году. Мы проводим политику замещения коммерческих долгов бюджетными кредитами. Но регионам надо проводить взвешенную долговую политику, бесконечно наращивать долговую нагрузку нельзя".

Эльвира Набиуллина, председатель Банка России

"Темпы экономического роста действительно очень низкие. При этом есть множество индикаторов, которые показывают, что замедление связано не с текущими циклическими причинами, а со структурными – низкой производительностью труда, низкой конкурентоспособностью. Безработица остается на низком уровне, значит, увеличение производства может базироваться не на росте занятости, а только на производительности труда.

Мотором посткризисного развития в 2009-2010 годах было улучшение внешнеэкономической конъюнктуры. В этом году экспорт снизился на 0,6%. Сальдо текущего счета за три квартала этого года составило $29,5 млрд, в два раза меньше, чем в прошлом году. За III квартал – $1,1 млрд (в прошлом году было $5,8 млрд). Нас это тревожит. Экспорт вряд ли будет двигателем экономического роста.

Как катализатор роста исчерпало себя и увеличение внутреннего потребительского спроса, которое было драйвером экономического роста в 2011-2012 годах. Попытки стимулировать потребительский спрос ведут к увеличению импорта, надуванию пузырей на рынке потребительского кредитования, по сути, подпитки инфляции.

Основным фактором экономического роста на новом этапе должны стать инвестиции, связанные с ростом производительности труда. В отличие от предкризисного периода стране нужны инвестиции с относительно длительным сроком окупаемости. Для увеличения горизонта планирования нужно повысить долгосрочную предсказуемость ситуации. Это можно сделать на базе устойчиво низкой инфляции.

В 2014 году мы предполагаем перейти к инфляционному таргетированию. Это позволит повысить доверие бизнеса и граждан к решениям ЦБ, снизить инфляционные ожидания, проводить политику снижения основных процентных ставок. С 2016 года ставка рефинансирования будет уравнена с ключевой ставкой предоставления наличности, которая сейчас составляет порядка 5,5%.

Наш основной сценарий на ближайшие годы чуть более пессимистичен, чем прогноз правительства. Мы предполагаем снижение цен на нефть примерно на $6 за баррель к 2016 году.

Мы анализировали альтернативные способы стимулирования экономики, в том числе опережающего смягчения денежно-кредитной политики. На наш взгляд реального эффекта на рост не будет, а возникает серьезный риск всплеска инфляции. Серьезное снижение спроса у нас наблюдается у экспортеров: черной, цветной металлургии, угольной промышленности. Стимулирование внутреннего потребительского спроса вряд ли им поможет.

Весь наш монетарный стимул уйдет в инфляцию, спровоцирует новый виток роста тарифов естественных монополий и ЖКХ. Соцопросы не первый год показывают, что это - главные проблемы для нашего населения. Поэтому снижение инфляции и удержание тарифов позволяют поддерживать социальную стабильность.

Предстоит новая политика обменного курса. Планируем отказаться от интервенций с целью поддержания валютного курса рубля. Нельзя одними инструментами гоняться за двумя зайцами. Нельзя сдерживать волатильность и процентных ставок, и валютного курса. Таргетирование валютного курса приводило к резким взлетам процентных ставок.

Мы изучаем опыт предоставления ликвидности для определенного вида кредитования – для малого и среднего бизнеса, рефинансирования под инвестиционные проекты. Рост кредитования будет примерно на 15% в год – это выше, чем темпы роста ВВП и рост кредитования в европейских странах.

Чтобы инвестиционная модель экономического роста заработала, надо сократить отток капитала. В этом году он ожидается в объеме $62 млрд".

Андрей Клепач, замминистра экономического развития

"В прогнозе на этот год в качестве базового закладывался умеренно оптимистический, инновационный вариант прогноза. Он предполагал ряд дополнительных расходов в сельском хозяйстве, в промышленности, в транспортной инфраструктуре. Сокращение госинвестиций в реальном выражении не предполагалось. Была заложена более оптимистичная динамика по кредитам, их удешевление. Развитие экономики фактически пошло по консервативному сценарию.

Прогноз, заложенный в основу бюджета на 2014 год, не страдает тем оптимизмом, который был в прошлом году. Прогноз является консервативным, но это не инерционный прогноз. Определенный оптимизм основан на том, что нам удастся за счет некоторого улучшения внешнеэкономической конъюнктуры, добиться его исполнения. Принято решение о торможении тарифов естественных монополий. Мы надеемся, что это охватит также сферу свободного ценообразования: на рынке электроэнергии, железнодорожных перевозок.

Жесткое решение по тарифам, с одной стороны, чревато снижением инвестиционных программ естественных монополий. С другой стороны, предполагается, что перераспределение доходов в пользу потребителей услуг даст позитивный эффект на их инвестиционную активность в большей степени в 2015-2016 годах. Возможно, для выполнения параметров прогноза потребует больших средств инвестирования из ФНБ, чем заложено в прогнозе и бюджете.

В 2010-2011 годах основной драйвер роста инвестиций связан с активностью энергетических компаний, прежде всего "Газпрома". Этим же объясняется торможение роста инвестиций в 2012-2013 годах. Но в это же время шел достаточно устойчивый рост инвестирования со стороны частных компаний, без учета госинвестиций и инвестиций госсектора. Это гипотеза заложена и дальше. Можно считать ее оптимистичной, но она в два раза ниже инвестиционного роста до кризиса и того, который нам нужен, чтобы выйти на выполнение индикаторов из указа президента. Это умеренный оптимизм.

Нам нужен рост кредитования (не потребительского) на 16-17% в год, чтобы компенсировать снижение инвестиционной активности бюджета. Без снижения ставок реализовать в полной мере эту задачу не удастся.

У нас есть целая часть сегмента, где занята значительная часть населения и производится четверть ВВП, которая очень чувствительна к кредитованию, монетарной политике ЦБ: это в первую очередь, сельское хозяйство, машиностроение, в том числе оборонное, автомобилестроение, производство сельхозтехники.

В бюджет закладывается ряд жестких решений по заработной плате бюджетников. Зарплаты здесь будут опережать рост производительности труда. Но мы исходим из того, что реальные доходы населения у нас будут расти устойчивыми темпами. В прогнозе заложена гипотеза, что население будет больше тратить и меньше сберегать, рост кредитования населения составит порядка 20% (в этом году 29%)".

Татьяна Голикова, председатель Счетной палаты

"Хотела бы остановиться на критических моментах бюджета. Бюджет жесткий, и на первый план выходит оценка достоверности заложенных в него макроэкономических показателей. Хочу остановиться на десяти позициях.

  • 1. Не утверждена долгосрочная бюджетная стратегия. Не внесены изменения в Налоговый кодекс в части регулирования налогообложения недвижимости. Не сформирована полноценная система взаимоувязанных государственных программ.
  • 2. Прогнозируемая динамика отдельных целевых показателей, характеризующих состояние экономики - производительность труда, инвестиции в основной капитал, - позволяет сделать вывод о рисках их недостижимости в установленные указами президента сроки.
  • 3. Рост расходов на обслуживание госдолга. Зависимость экономики от нефтегазовых доходов остается достаточно высокой.
  • 4. В материалах проекта закона не представлены расчеты по доходам, составляющим ежегодно около 400 млрд руб. или 3% всех доходов. Это снижает прозрачность бюджета. По предварительной оценке, в общем объеме доходов федерального бюджета не учитываются акцизы на бензин и дизельное топливо, ввозимые в Россию, а также платежи за пользование недрами на шельфе и в исключительной экономической зоне. В бюджете 2013 года это примерно 50 млрд руб.
  • 5. Новая бюджетная классификация не повышает, а снижает прозрачность бюджета. Для неспециалистов сравнение показателей 2014-2016 годов с 2013 годом практически невозможно.
  • 6. При планировании расходов на следующие годы предполагается увеличение финансирования главных распорядителей бюджетных средств, которые традиционно не исполняют задания по расходам. Например, речь идет о Ростуризме, Минэкономразвития, Минприроды, Росжелдоре, Минкомсвязи, Росавтодоре. Одновременно возникают риски неисполнения показателей по источникам финансирования дефицита бюджета, например, по доходам от приватизации.
  • 7. Объемы необходимой доработки госпрограмм настолько велики, что быстро закрыть их недостатки не удастся. Они плохо взаимоувязаны между собой. В них недостаточно целевых показателей, учитывающих лучшую мировую практику. Низкие параметры исполнения госпрограмм и ФЦП в текущем году никак не сказываются на объемах финансирования в следующих годах.
  • 8. Задачу консолидации субвенций невозможно решить без разработки показателей эффективности работы губернатора и возможности поставить вопрос о соответствии его занимаемой должности.
  • 9. Субсидии сокращаются на 10%, и только по десяти субсидиям (это 12% от всех субсидий) есть распределение в разрезе субъектов РФ. Значит, существует проблема формирования их бюджетов.
  • 10. Ни закон о федеральном бюджете, ни закон о медстраховании не дают ответа на вопрос, как будет реализовываться задача переноса нагрузки в финансировании здравоохранения с федерального бюджета на фонд медицинского страхования".


  • Опубликовано Финмаркет
          Опубликовать в своем блоге livejournal.com   
    .


    Материалы по теме

     
    Мнение посетителей сайта, оставляющих свои комментарии на новости и статьи, может не совпадать с мнением редакции ИА «Финмаркет», и за содержание комментариев ИА «Финмаркет» ответственности не несет. При этом агентство оставляет за собой право модерировать и удалять любые комментарии посетителей сайта.

    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ АНАЛИТИКИ ФИНМАРКЕТ:

    E-mail:     Код:    

    НОВОСТИ В СЕТИ
    .

    .
    .