.
.
СЕГОДНЯ:
 
 
.
.
.
интервью
Главная  /  Интервью  /  Мы готовы рассматривать любые предложения на рынке, но на одном M&A не построишь стратегию - глава РРПК
.
 
 
 
 
20 декабря 2017 года 15:15

Мы готовы рассматривать любые предложения на рынке, но на одном M&A не построишь стратегию - глава РРПК

Российский рыбопромышленный комплекс в ближайшие годы будет работать в новой реальности. Она во многом сформирована решениями "рыбного" Госсовета, проведенного в октябре 2015 года. Впервые рыбакам придется побороться за инвестиционные квоты, а квоты на вылов рыбы они получат не на 10, а на 15 лет.

Эти и другие нововведения нацелены на то, чтобы рыбный комплекс смог из производителя сырья, ориентированного на экспортные рынки, превратиться в отрасль, работающую на конечного потребителя. Это придется делать в непростых условиях конкуренции за природные ресурсы и господдержку. И, как показала практика последнего месяца, в условиях сильного лоббизма, когда еще не начавшие действовать новые нормы уже предлагается пересмотреть - как в истории с крабовыми аукционами.

О том, как новые условия отражаются на работе созданной в 2011 году "Русской рыбопромышленной компании", как РРПК планирует переходить от производства "безголового" минтая к брендированной продукции, для чего она включилась в процесс получения инвестиционных квот и как меняет ситуацию на рынке динамика зарплат в Китае "Интерфаксу" рассказал генеральный директор компании Андрей Тетёркин.

- Рыбный комплекс страны, как и весь АПК, в последние годы стабильно растет. Каких результатов компания ждёт в этом году?

- В этом году группа компаний планирует выловить порядка 360 тыс. тонн всех видов водных биоресурсов. По сравнению с прошлым годом рост составит около 80 тыс. тонн. По финансовым показателям есть ожидаемые цифры, которые будут на уровне $115 млн по EBITDA и порядка $360 млн по выручке. В прошлом году наша выручка составила $221 млн в связи с низкими ценами на мировом рынке.

- А почему показатели в долларах?

- В силу экономической целесообразности: более 80% выручки - это экспорт. Большая часть себестоимости рассчитывается тоже в этой валюте, так как бОльшая часть затрат напрямую зависит от курса доллара. Соответственно, мы используем доллар для нивелирования курсовой волатильности при учете и корректного сравнения показателей.

- Каковы у вас прогнозы на 2018 год?

- По вылову планируем выйти на 390 тыс. тонн. Выручку прогнозируем на уровне $380 млн и порядка $165 млн EBITDA.

- Поскольку компания работает на Дальнем Востоке, основной объект добычи - минтай?

- В 2018 году мы планируем долю минтая в совокупном объеме добычи на уровне 75%, а тихоокеанской сельди - 22%.

Кроме того, в этом году мы купили квоты на вылов крабов. Добыча в 2017 составит порядка 1 тыс. тонн, а в следующем году планируем освоить квоту полностью. Хорошим спросом на внутреннем рынке пользуется лемонема. Её планируем добыть более 7 тыс. тонн.

- Российский рыболовецкий флот при этом далёк от совершенства.

- Да, увеличение производства не было бы возможным, если бы мы не вкладывали постоянно средства в модернизацию и поддержание основных фондов. Как и большая часть всего флота в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне, почти все наши суда построены в 80-х годах. Инвестиции компании ежегодно составляют около $20 млн именно в поддержание основных фондов.

- В числе стратегических задач у вас значатся диверсификация продуктового ряда и увеличение доли продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Какую роль в связи с этим вы отводите обновлению флота? Вы участвуете в программе инвестиционных квот? Будете добиваться их получения?

- Если говорить о наших приоритетах, да, задача увеличения доли продукции с высокой добавленной стоимостью - в числе первоочередных. Мы видим для себя большие преимущества в увеличении глубины переработки.

В основном эта задача будет решаться не только модернизацией существующих судов, но и строительством серии современных супертраулеров, которое мы инициируем в следующем году в рамках государственной программы поддержки строительства нового флота за счёт инвестиционных квот. РРПК - первая компания, которая заключила судостроительные контракты на крупнотоннажные суда для Дальнего Востока по этой программе.

Мы подписали 8 контрактов с "Адмиралтейскими верфями" на строительство серии супертраулеров, в том числе два в нашем опционе. 7 декабря Росрыболовство закончило прием заявок по этой госпрограмме. Ожидаем, что в первом квартале 2018 года будут определены компании, которые станут участниками этой программы как в части строительства новых судов, так и в части строительства заводов по береговой переработке.

- Вы планируете береговую переработку?

- Да, туда мы тоже решили пойти, причём не только на Дальнем Востоке, но и в Северном рыбохозяйственном бассейне.

Современный рынок - это рынок потребителя. Сегодня многое определяется спросом, и мы видим, что старая модель "от производства" работает все менее эффективно. Задача стоит в том, чтобы через партнерство с переработчиками, которые в цепочке создания стоимости ближе к конечным потребителям, создать такую систему взаимоотношений, когда сигналы от потребителя быстро и без искажений доходят до нас, до самого начала цепочки.

У нас есть важное естественное преимущество по сравнению с производителями другой белковой продукции, например, мяса и растительных белков. Мы добываем и перерабатываем абсолютно дикий продукт. Не менее важно доставить этот продукт до потребителя в неизменном качестве. Производство на борту судна продукции, не требующей существенной дополнительной обработки, позволяет гарантировать качество конечных продуктов - это и есть ключевой вектор развития компании.

В первую очередь, речь идет о производстве филе первичной заморозки, фарше, которые пользуются высоким спросом и сразу идут на производство конечного продукта, а также в перспективе - производство минтаевой пасты сурими, из которой традиционно на рынках Юго-Восточной Азии, а сейчас и в Европе, производятся различные розничные продукты, в том числе, например, крабовые палочки. Другой такой качественной дикой белой рыбы, как минтай, по доступной цене на рынке не существует.

- Какой объём квот вы сможете получить дополнительно за счёт участия в программе инвестквот?

- В соответствии с уже заключенными судостроительными контрактами мы имеем возможность построить восемь судов длиной свыше 105 метров. Если государство с нами заключит инвестиционные договоры на все эти суда, мы сможем получить на каждое судно около 26 тыс. тонн квот на вылов минтая и сельди, всего - порядка 200 тыс. тонн.

По судам дополнительные квоты будут предоставляться по мере запуска этих судов в эксплуатацию. Схема именно так работает: сначала надо построить, предъявить эти суда и только на следующий год вам дадут квоту.

Проекты по строительству перерабатывающих предприятий будут реализовываться в партнёрстве, поскольку на данный момент мы не обладаем собственной экспертизой по переработке, мы никогда не занимались этим на берегу.

- Каковы объемы инвестиций в шесть судов и два завода?

- Первые шесть судов, построенных в России, нам обойдутся приблизительно в $600-650 млн. Планируется также строительство судна за рубежом, которое не входит в программу инвестквот. Это пилотное судно. Логика в том, чтобы научиться всем - компании, нашим партнерам-судостроителям - проработать схемы с поставщиками ключевого оборудования и уже затем этот опыт и доступные технологии, которые в мире существуют, переносить в Россию. Это не быстрый процесс, но это возможно, и тоже является одной из наших целей.

Инвестиции в береговые предприятия могут составить от $10 млн до $20 млн.

- Что конкретно предусматривает партнерство по строительству береговых предприятий? И выбраны ли уже партнёры?

- Речь идёт о совместных инвестициях и совместном управлении. Это совместные предприятия, когда мы с партнерами вместе решаем все вопросы, связанные в том числе с финансированием строительства этих заводов, и дальнейшего управления ими. Ориентировочно мы ожидаем, что подписание инвестиционных соглашений состоится не позднее второго квартала 2018 года. С этого момента начнется полномасштабная работа по реализации проектов.

Партнёром по проекту создания производства в Мурманске является группа "Агама". Это один из наиболее профессиональных переработчиков рыбы, продукция которого присутствует во всех крупнейших розничных сетях. Мощности этого завода будут рассчитаны на производство 60 тонн готовой продукции в сутки.

На Дальнем Востоке нашим партнером является Владивостокский морской рыбный порт. На этом предприятии объёмы производства будут больше - 100 тонн готовой продукции. Там большое значение имеют логистические компетенции, умение профессионально работать с большим количеством замороженного груза.

В этих проектах мы преследуем две цели. Первая - это продвинуться в производстве продуктов с более высокой добавленной стоимостью, быть ближе к потребителю. Второе - конечно, получить за это дополнительную квоту, которая предусмотрена.

- Конкуренция за получение инвестквот ожидается высокая?

- На Дальнем Востоке компаний, располагающих возможностями построить новый крупнотоннажный флот в таком количестве как РРПК для промысла массовых объектов - минтая и сельди - не очень много. Кроме нашей заявки, как нам известно, есть еще только одно крупнотоннажное судно.

Условия программы, предложенной государством, предполагают, что у нас есть пять лет для ее реализации. То есть шесть судов должно быть сдано не позднее 2023 года. Это очень амбициозные сроки.

Наши планы не ограничиваются строительством шести судов на российских верфях и одного - за рубежом. Мы планируем летом следующего года, когда государство объявит очередной этап программы, воспользоваться своим правом опциона и заказать еще два супертраулера. Таким образом, к 2024 году наш флот должен пополниться девятью крупнотоннажными судами.

По береговым предприятиям конкуренция за инвестквоты будет очень высокая, там ожидается переподписка желающих и в Северном бассейне, и в Дальневосточном в разы. Это означает, что по условиям постановлений правительства будет аукцион на понижение.

Мы рассчитываем, что понижение не произойдет до уровней, которые будут экономически нецелесообразны. В этом случае компания будет готова инвестировать десятки миллионов долларов в создание предприятий по береговой переработке полуфабрикатов, что позволит получить квоты на треску и пикшу для добычи на Севере и минтая и трески на Дальнем Востоке.

- Какова сейчас доля продукции с добавленной стоимостью? И какой вы ее видите в дальнейшем?

- В настоящее время на производство продукции с высокой добавленной стоимостью из минтая приходится почти 40% вылова. Это филе и фарш, которые практически без дальнейшей переработки можно использовать для приготовления розничных продуктов.

По мере ввода в эксплуатацию новых судов доля продукции с высокой добавленной стоимостью будет близка к 95%.

- Когда обсуждался вопрос о введении инвестквот под строительство судов на российских верфях, существовало мнение, что отечественные судостроители не справятся с заявками, что опыт строительства именно рыболовных судов в стране практически потерян. Это справедливо, на ваш взгляд?

- Мы высоко ценим практический опыт и качество нашего судостроения. При этом экспертиза в гражданском судостроении, на наш взгляд, невелика. Рыбопромысловые супертраулеры, которые являются одним из самых сложных видов гражданских судов, в России раньше не строились. Именно по этой причине мы приняли решение первый траулер построить на квалифицированной верфи за рубежом, обеспечив привлечение наилучших доступных технологий для российского судостроения.

Мы осознанно пошли на это, чтобы мы как заказчик и наши поставщики оборудования, и российская верфь-партнер, которая дальше будет строить всю серию, в ходе процесса строительства прототипа освоили строительство высокотехнологичных гражданских судов.

Мы оценили возможности всех верфей России, которые в состоянии построить суда необходимых нам размерений - 105 метров в длину и 21 метр в ширину. Среди российских судостроителей только единицы оказались способны выполнить такой заказ. На волжских шлюзах ограничения по ширине составляют 16 метров, поэтому, например, татарстанские судостроители не имели возможности выполнить наш заказ.

Раньше такие суда в России не строились, и они будут в 2-2,5 раза производительнее по сравнению с большими рыболовецкими траулерами класса БМРТ, которые мы используем в настоящее время. Построив новые суда, мы сократим объем ручного труда и принципиально изменим качество жизни наших работников на судне.

- Вы сказали, что более 80% произведенной продукции отправляете на экспорт. Куда именно?

- Поставки идут в Западную Европу, Японию, Китай, Корею, Африку и другие страны. Почему так происходит? Доставка рыбопродукции с Дальнего Востока в европейскую часть РФ, где сосредоточено две трети населения России, не позволяет продавать её без финансовых потерь. Это результат международного разделения труда. До недавних пор в Китае была дешевая рабочая сила, где было выгодно произведённый на наших судах минтай далее перерабатывать в ручном режиме в филе второй заморозки.

В настоящее время ситуация поменялась, труд в Китае сильно подорожал, выросли расходы на оплату труда в себестоимости конечной продукции китайских переработчиков, и мы планируем изменить географию переработки полуфабрикатов, чтобы сделать конечную продукцию из белой рыбы доступной для российского потребителя.

Подобная бизнес-модель в 80-90-х годах существовала и в Норвегии, где побережье Баренцева моря было усеяно фабриками по переработке полуфабрикатов трески и пикши. Но затем российские суда в Северном бассейне перешли на производство филе первичной заморозки и по сути оставили без работы большое количество норвежских перерабатывающих предприятий. Подобное происходит сейчас в Китае и, вероятно, будет происходить в дальнейшем.

После того, как мы построим новые суда, планируем ориентироваться на три ключевых рынка - это Россия, Западная Европа и Юго-Восточная Азия, в том числе Китай. Российский рынок традиционно предъявляет значительный спрос на отечественную рыбопродукцию, показывает хорошие темпы роста, и мы готовы его удовлетворять. Западная Европа - из-за увеличения доли филе первичной заморозки и фарша, которые являются в настоящее время основным рынком в мире. Постепенно, на наш взгляд, потребитель приходит к пониманию ценности минтая и другой дикой рыбы.

- Компания планирует создание собственных брендов?

- Поскольку репутация минтая была подпорчена низкокачественной китайской продукцией, нам необходимо отделить себя от продукции недобросовестных конкурентов, которые ради выгоды используют полифосфаты, удерживающие в продукции воду, и чрезмерную глазировку. Проблема в том, что у нас на рынке филе до последнего времени преобладало филе китайского производства так называемой второй заморозки. Что это значит? Наша рыба "б/г" (без головы - ИФ) размораживалась на китайских заводах, вручную филетировалась и потом ещё раз замораживалась. При этом в производстве использовалось большое количество полифосфатов для удержания воды и увеличения веса. Поэтому и не удивительно, что после жарки на сковороде килограммовый кусок такого филе уменьшался в два раза, к тому же был серого вида и ужасного вкуса.

Поэтому мы решили создать собственный бренд, чтобы доставлять потребителю продукцию, замороженную на судне, чтобы после этого к ней уже практически никто не прикасался.

Этот бренд - Nordeco будет использоваться как для производства розничной продукции в килограммовой упаковке, так и для поставок индустриальным партнерам.

- Планирует ли компания новые приобретения?

- Да, планируем. Пять лет мы росли за счёт приобретений. Уровень консолидации в российской рыбодобыче становится все выше. В настоящее время крупнейшие шесть игроков контролируют уже более двух третей общероссийского объема добычи минтая. Общий объем добычи составляет порядка 1,8 млн тонн в год.

Поскольку консолидационный процесс достаточно активен, дальнейшие приобретения становятся все более сложными и дорогими. Конечно, мы готовы рассматривать любую возможность, которая будет появляться на рынке с точки зрения покупок. Но это не может быть самоцелью, не может быть стратегией развития компании. На приобретениях невозможно основывать стратегию.

- Сейчас ведёте какие-нибудь переговоры?

- Ведём, но по понятным причинам пока не могу говорить конкретно. Мы постоянно находимся в активном диалоге с участниками рынка и, естественно, если возможности будут экономически оправданными, мы обязательно ими воспользуемся. Решение по некоторым из них может быть в первом квартале 2018 года.

- В настоящее время на рынке активно обсуждается предложение об изменении порядка распределения квот на вылов краба, об отказе от исторического принципа и переходе на аукционную форму. Как вы к этому относитесь?

- Вообще это очень странная история, которая для компании была неожиданностью. Подобные предложения озвучивались два года назад на этапе подготовки Госсовета по рыбе в октябре 2015 года. Но никаких решений по изменению исторического принципа тогда принято не было, и все справедливо посчитали, что этой темы больше нет. Но, видимо, по каким-то причинам появилось мнение, что к крабу должно быть другое отношение.

Если мы правильно понимаем, речь идёт о предложенном прекращении прав на добычу краба у тех пользователей, у которых договоры заканчиваются 31 декабря 2018 года. Это относится к квотам, которые были распределены в 2008 году на 10 лет. Эти квоты, как подразумевается, и предлагается выставить на аукцион.

Напрямую нас это не коснётся, потому что у нас таких квот нет. Свои квоты мы приобрели на аукционе в мае 2017 года, это квоты на вылов краба в подзоне Приморья южнее мыса Золотой, где промысел не вёлся последние несколько лет, и это по сути новые объекты промысла.

В целом эта ситуация - возможный прецедент, когда закреплённый в законе исторический принцип подвергается сомнению. Видимо, у государства есть на то веские причины и, наверное, это не моё право обсуждать логику, которой государство при этом пользуется.

Основное отличие добычи крабов от рыбодобычи состоит в том, что для развития крабового бизнеса не требуется господдержка, в отличие от минтая и сельди. Различные виды живого краба стоят от $15 до $30 за кг, в то время как минтая и сельди - от $0,6-1 за кг.

В рыбодобыче совершенно другая экономика, почему и требуется господдержка. По крабу, на мой взгляд, бизнес устойчивый, он не требует поддержки государства по строительству нового флота. Краболовные суда по сравнению с нашими траулерами значительно проще, меньше зачастую в полтора-два раза, на них не устанавливается высокотехнологическое оборудование для переработки. Максимум на этих судах крабов замораживают в сыром или вареном виде.

- Вы планируете участвовать в крабовых аукционах, если на них вновь будут выставляться биоресурсы в новых районах промысла?

- Мы решили сфокусироваться на минтае и на сельди. Мы верим в перспективы этого бизнеса и уже проинвестировали в него более $700 млн для неорганического роста компании. Ещё $700-900 млн нам потребуется для строительства судов и двух береговых предприятий. То есть мы уже говорим о совокупных инвестициях в $1,5-2 млрд в бизнес, связанный с добычей и переработкой минтая и сельди. Поэтому не стоит разбрасываться на другие объекты добычи.

Может, в дальнейшем крабовый бизнес будет для нас привлекательным. Но пока я объективно не вижу возможностей для участия в крабовых аукционах, даже если они будут объявлены.

Опубликовано: /Финмаркет/
      Опубликовать в своем блоге livejournal.com   


.

14 мая 2018 года 11:50
В марте "Ростелеком" представил инвесторам новую стратегию компании до 2022 года, которая предусматривает трансформацию оператора в IT-гиганта. Компания намерена идти в смежные с телекомом ниши - хранение данных, облачные технологии - и практически в 5 раз увеличить выручку от этих сегментов уже к...    читать дальше
.
18 апреля 2018 года 16:48
Абсолют банк, обжегшийся на корпоративном кредитовании, решил сделать больший акцент на развитии розницы. Но и тут банк не спешит идти в рисковое беззалоговое кредитование, сфокусируется на развитии ипотеки и автокредитах. Для развития новой бизнес-модели банк даже сменил предправления:...    читать дальше
.
17 апреля 2018 года 12:45
Один из крупнейших в России брокеров - БКС в настоящее время наблюдает тенденцию перехода частных инвесторов из депозитов с низкими ставками в более высокодоходные инструменты финансового рынка. Владелец БКС Олег Михасенко ожидает, что в ближайшие 3-5 лет как минимум 4 трлн рублей граждан...    читать дальше
.
11 апреля 2018 года 13:27
Обострение геополитической ситуации сказывается не только на российских компаниях, но и на глобальных поставщиках. Возникающие сложности подталкивают зарубежные компании к поиску новых форм взаимодействия с российскими партнерами и заказчиками. О работе глобальной компании на российском рынке в...    читать дальше
.
22 марта 2018 года 15:23
Стабильно высокий денежный поток и отсутствие крупных инвестпроектов позволяют "АЛРОСА" уже несколько лет придерживаться консервативной политики на рынке долга. В будущем даже необходимость восстановления рудника "Мир" не повлечет за собой изменение этой стратегии. Согласно заявлениям Минфина,...    читать дальше
.
21 марта 2018 года 12:04
Мировая стальная отрасль в ожидании пятницы, когда должно вступить в силу решение президента США о введении пошлины на импорт стали. О том, к каким последствиям на мировом и внутреннем рынках могут привести заградительные меры, о стратегии "Северстали" в условиях нарастающего протекционизма и о...    читать дальше
.
12 марта 2018 года 13:31
Французский автомобилестроительный концерн Renault ожидает роста российского авторынка на уровне 10% в 2018 году, среднесрочной целью компании является достижение 10%-ной доли рынка, рассказал в интервью "Интерфаксу" вице-президент Renault по продажам и маркетингу Тьери Коскас. - В прошлом году...    читать дальше
.
12 марта 2018 года 13:27
Германский автомобилестроительный концерн Volkswagen является одним из первых и крупнейших инвесторов, локализовавших свое производство в России. Близящееся завершение соглашений о промсборке, по которому работает Volkswagen, и отсутствие внятной позиции государства о дальнейших правилах работы...    читать дальше
.
12 марта 2018 года 12:49
Прошедший год для российских металлургов оказался на удивление удачным - рост спроса на сталь на внутреннем рынке превысил средние ожидания сталелитейных компаний. В этом году, по прогнозам ММК, рост на российском рынке составит 3-3,5%. О стратегии компании, ее ожиданиях и бизнес-плане в условиях...    читать дальше
.
06 марта 2018 года 14:30
Ростелеком во вторник представил финансовые и операционные результаты за 2017 год. Объявление итогов совпало с годовщиной пребывания на посту президента компании Михаила Осеевского. Результаты оператора превысили как собственные ожидания компании, так и прогнозы аналитиков. В течение года...    читать дальше
.
Страница 1 из 8
.
.
.
.
.
.
.
.
.

.