.
.
СЕГОДНЯ:
 
 
.
.
.
интервью
Главная  /  Интервью  /  Овощеводам нужно время для подготовки к возвращению турецкой продукции - глава отраслевого союза
.
 
 
 
 
26 июля 2016 года 16:28

Овощеводам нужно время для подготовки к возвращению турецкой продукции - глава отраслевого союза

Нормализация российско-турецких экономических отношений обозначила перспективу возвращения на рынок России турецких овощей и фруктов, без которых страна живет уже более полугода.

С каким настроением ждут этого российские овощеводы, видят ли они угрозу своему бизнесу, что удалось сделать, пока турецкая ниша была свободной и от чего, в конечном итоге, зависят перспективы развития российского овощеводства, "Интерфаксу" рассказал президент Плодоовощного союза Сергей Королев.

- В ряду таких лоббистских организаций, как отраслевые аграрные союзы, Плодовоовощной союз появился недавно. Какие цели и задачи вы ставите перед собой? Насколько полно союз представляет позицию отрасли?

- Союз, действительно, был создан недавно - в 2014 году. Сейчас он объединяет около 150 компаний. Мы работаем в 22 регионах, которые являются крупнейшими производителями плодоовощной продукции. Это в основном юг, Северный Кавказ, центральные регионы, Поволжье и Урал. Сибирь представлена в меньшей степени, но будем двигаться и в том направлении.

В союз входят компании, которые являются лидерами отрасли и крупными инвесторами. За последние три года объем инвестиций членов союза в проекты, связанные с развитием овощеводства и плодоводства, превысил 40 млрд рублей.

Союз объединяет две отрасли сельского хозяйства, которые в наибольшей степени зависят от импорта. Поэтому первоочередной задачей стала разработка мер, направленных на снижение этой зависимости. Главной из них мы считаем принятие решения о возмещении части капитальных затрат на строительство теплиц. Наши экономические расчеты и бизнес-модели убедили власти это сделать.

Более того, удалось отстоять сохранение двух мер поддержки одновременно - и компенсации части капитальных затрат, и субсидирования процентной ставки по кредитам.

Сначала союз создавался как представитель овощной отрасли. Но в прошлом году на общем собрании было принято решение о включении в него и производителей плодов. К тому же многие члены союза одновременно занимаются и овощами, и плодами, садоводством. Эти отрасли примерно с одинаковыми проблемами, которые можно совместно системно решать.

- Какие изменения произошли в отрасли после введения запрета на поставки овощей из Турции? В полной ли мере удалось компенсировать выпавшие объемы и воспользоваться возможностями, которые дал вынужденный уход с рынка крупного поставщика?

- Выпавшие объемы были компенсированы как ростом отечественного производства, так и поставками из других стран.

Напомню, что Турция ввозила более 360 тыс. тонн только томатов. Поэтому многие думали, что весь этот объем заместить будет невозможно или на это уйдет очень много времени. Но реально замещение произошло достаточно быстро, для многих это стало неожиданностью. Потребители, по-моему, вообще не заметили замены.

Что же касается цен на продукцию, то ограничитель в виде потребительского спроса не дал им разогнаться. А точнее сказать - цены в первом полугодии этого года даже снизились, по данным Росстата, на 4-7%. Хотя были сначала опасения, что рост составит 30-40%.

Понятно, что в дорогих магазинах у нас до сих есть помидоры и по 600, и по 800 рублей за килограмм. Но если брать средний сегмент, большие розничные сети, которые работают в секторе массового спроса, то там, действительно, все спокойно, и Росстат в данном случае прав.

В общем, ни дефицита на рынке, ни ценовой катастрофы не случилось.

Отечественные овощеводы в первом полугодии увеличили производство почти на 20%, до 400 тыс. тонн овощей защищенного грунта. В том числе и за счет того, что в прошлом году было введено в эксплуатацию 154 га современных теплиц, а также за счет того, что многим производителям удалось продлить оборот еще на несколько месяцев.

В частности, рост производства томатов составил рекордные 60% к полугодию прошлого года. Будем стремиться сохранить эти темпы до конца года.

- Какие страны заняли место Турции в импортном сегменте овощного рынка?

- Это в основном Марокко, Азербайджан, Египет, Израиль, Китай.

Из Марокко в первом полугодии было поставлено 86 тыс. тонн томатов, из Египта - 3 тыс. тонн, из Израиля - 1 тыс. тонн. Кроме того, Египет ввез 93 тыс. тонн картофеля, Азербайджан - 23 тыс. тонн, Израиль - 7 тыс. тонн.

Выпавшие поставки цитрусовых заместили Египет, который ввез 252 тыс. тонн, Марокко - 98 тыс. тонн, Пакистан - 97 тыс. тонн. Китай поставил 77 тыс. тонн яблок, Сербия - 98 тыс. тонн.

Доля Турции на российском фруктовом рынке до запрета составляла 31-33%.

Но в целом импорт в первом полугодии сократился на 40%. В определенной степени это падение компенсировал рост отечественного производства.

Но все равно рынок сжимается. Главным фактором, который сдерживает рост рынка, является потребительский спрос. Он падает примерно процентов на 10-12 в годовом выражении, а по некоторым видам овощей - гораздо больше. Доходы населения не растут, у производителей нет возможности повышать цены.

Слабым утешением может быть то, что рынок сжимается не за счет сокращения отечественного производства, а за счет уменьшения импорта. Очевидно, что при прочих равных параметрах потребители платят за качество, а оно у наших продуктов выше. Наши огурцы и помидоры попадают на прилавок максимум на второй день после того, как их сорвали с ветки, и в течение двух-трех дней продаются. У импортной продукции цикл от того, как ее сорвали, до продажи, может достигать полтора-два месяца.

Наша продукция больше десяти дней не лежит, а импортные огурцы, к примеру, как заколдованные, лежат длительное время и с ними ничего не происходит. То же и с пластиковыми на вид помидорами. Здесь масса вопросов: в каких условиях эта продукция выращивается? Какие средства используются? Чем обрабатываются растения и плоды?

Поэтому для нас важно не просто сокращать импорт. Главное - замещать его отечественной продукцией, а не импортом из других стран.

Надо сказать, что введение запрета на поставки из Турции подтолкнуло многих производителей переориентироваться на выращивание томатов. До запрета доля отечественных томатов на рынке овощей защищенного грунта составляла около 25%, огурцов - 73%.

- А почему такой разрыв?

- Это соотношение - результат турецкого импорта. Нашим овощеводам приходилось работать в условиях очень жесткой конкуренции с турецкими поставщиками. Их продукция поступала в больших объемах по достаточно низкой цене, что очень серьезно влияло на рынок. Поэтому многие просто уходили из производства томатов, тем более они сложнее в выращивании, чем огурцы, урожайность их поменьше, и переориентировались на огурцы.

Это говорит о том, что рынок шел в ту сторону, где ему удобнее, где получают большую доходность, где можно управлять ситуацией.

После "закрытия" Турции ситуация поменялась. Мы предполагаем, что доля отечественных томатов в этом году может увеличиться до 40%, то есть практически в два раза. Это очень хорошая тенденция, тем более на томаты долгое время держалась неплохая цена для наших производителей.

- Может ли помешать этим планам перспектива возвращения турецких овощей на наш рынок? Есть ли у вас опасения, что придется снова работать в условиях жесткого демпинга?

- Опасения есть, конечно. Мы уже вошли в производственный цикл выращивания. Под расширение площадей были закуплены семена, удобрения, средства защиты растений. Урожай уже точно вырастет и нужен будет рынок сбыта.

Если поставки из Турции разрешат, то возвращаться турецкие производители, как мне кажется, будут очень агрессивно, с большим демпингом. Не исключено, что они будут буквально обваливать рынок для того, чтобы восстановить свою долю. Тем более что курс турецкой лиры сильно девальвировал по отношению к рублю за последние полгода. Поэтому мы просим правительство учитывать это обстоятельство.

- Как долго, на ваш взгляд, должен продолжаться запрет на поставки турецких овощей?

- В идеале хотелось бы, конечно, сохранить эмбарго по наиболее чувствительным продуктам, таким, как томаты, огурцы, салаты, лук, яблоки, груши, до момента, пока отрасль не пройдет активную инвестиционную фазу и существенно не нарастит собственное производство.

По нашим оценкам, на это, как минимум, нужно три года, то есть до 2020 года. Хотя по тем фруктам и овощам, которые мы сами не выращиваем либо производим в совсем незначительных объемах, можно открывать ввоз уже в этом году. Речь, прежде всего, о цитрусовых.

Надо также учитывать и то, что поставки из Турции запрещались не только по политическим причинам. Было очень много претензий к качеству и безопасности турецкой продукции. Не случайно Россельхознадзор уже в этом году ввел запреты на те виды овощной продукции, которая не попала под ограничение с 1 января 2016 года.

Да и потребители, уверен, видели, что качество турецких овощей, прежде всего помидоров, было заметно хуже, чем другой продукции, которую мы закупали по импорту.

Это связано с тем, что они занимали доминирующее положение на рынке и, скажем так, многое себе позволяли. Чтобы повысить урожайность, сократить сроки выращивания и увеличить сроки хранения овощей, применялись различные препараты, большое количество удобрений, средств защиты растений. Все это било по качеству, которое, к сожалению, нельзя было должным образом контролировать, поскольку контроль за пестицидами был выведен из полномочий Россельхознадзора.

Поэтому к снятию ограничений с Турции надо отнестись достаточно внимательно. Торопиться не надо. Мы не боимся конкуренции, потому что и прежде работали в жестких условиях. Наш рынок не так сильно защищен, как рынки другой продукции. К примеру, средняя импортная пошлина на овощи составляет 11%, а на мясо птицы - 80%, свинину - 65%. К тому же у нас природно-климатические условия сложнее, чем в тех странах, где выращиваются овощи.

Но конкуренция должна быть добросовестной, чтобы не было преимуществ, которые выходят за рамки общего законодательства для данного вида рынка.

Нам надо время, чтобы подготовиться к возвращению турецких овощей. Тогда не будет никаких дисбалансов на рынке, наши производители не попадут в жесткий демпинг, а инвесторы не потеряют вложенные средства.

В тепличное овощеводство за четыре года вложено около 85 млрд рублей инвестиций. Это, наверное, самый быстро растущий сектор сельского хозяйства. Но он очень капиталоемкий. Стоимость строительства 1 га теплиц увеличилась до 200-250 млн рублей. Это достаточно непростой бизнес. Он не для малых и средних предприятий. Он под силу очень крупным инвесторам.

- Как вы оцениваете то, что в производство овощей идут компании, которые до этого занимались, к примеру, выращиванием животных и производством мясной продукции? Группа "Русагро", к примеру, заявила о создании тепличного комплекса. АФК "Система" купила агрокомбинат "Южный".

- Меня это радует, потому что это опытные инвесторы. Их компании демонстрируют значительный рост, они уже практически обеспечили импортозамещение в своих направлениях, к примеру, по мясу птицы, свинине. Они понимают, как надо работать в сельском хозяйстве, какие есть риски. Они умеют управлять этими рисками и делать эти производства эффективными.

Такое движение на рынке большого капитала создает достаточно благоприятные условия для развития овощеводства. Это сигналы, маяки на рынке, которые нельзя не заметить и на которые ориентируются другие. В результате отрасль становится инвестиционно привлекательной.

- Тепличное хозяйство включено в число приоритетных направлений развития аграрного комплекса на ближайшие годы. Что планируется сделать?

- До 2020 года предстоит построить 1,5-2 тыс. га современных теплиц. Для того, чтобы полностью заместить импорт овощей защищенного грунта, надо строить по 300 га в год. Пока, к сожалению, этот план не выполняется: в прошлом году было построено 154 га.

Но многое зависит от того, насколько нам удастся решить главный вопрос - сохранение рентабельности в отрасли.

Когда вводились меры господдержки овощеводства закрытого грунта, рентабельность отрасли была 15%. Это позволяло окупать проекты за 7,5-8 лет. Сейчас рентабельность упала до 8% и соответственно сроки окупаемости приблизились к 12 годам.

Эта проблема возникла потому, что все оборудование у нас в основном импортное, закупается в Голландии, Франции и других европейских странах. С ростом курса евро стоимость строительства нового комплекса выросла примерно на 60%. То есть если раньше мы могли за 130 млн рублей построить 1 га достаточно хорошо оснащенных теплиц, то теперь средняя стоимость такого строительства выросла, как я уже сказал, до 200-250 млн рублей.

А при этом цены на продукцию особо не растут, значит не стоит ждать большого роста выручки.

И поэтому когда начинаешь цифру затрат накладывать на бизнес-план, то видишь, что и инвестиционные, и операционные затраты достаточно серьезно увеличиваются, а срок окупаемости начинает "вываливаться" за десять лет.

- Каким он должен быть по максимуму?

- Восемь лет. Не больше. Это нормальные условия, это укладывается в срок субсидирования кредитов. И многие инвесторы к этому готовы.

Как только срок окупаемости начинает переходить эту границу, что, собственно, происходит сейчас, инвесторы сильно настораживаются. В условиях нестабильной мировой экономики, высоких рисков в сельском хозяйстве в целом и в овощеводстве, в частности, не все готовы смотреть на перспективу в 10-15 лет.

Поэтому наша задача - сохранить сроки окупаемости на уровне восьми лет.

Сейчас ситуация стала сложнее из-за того, что цены уперлись в потребительский спрос. Поэтому мы начали искать другие инструменты, которые позволят сохранить темпы привлечения инвестиций в отрасль, сократить издержки.

- Какие?

- Главный из них - сокращение затрат на электроэнергию. Тепличный комплекс является одним из крупнейших потребителей электроэнергии. Ее доля в себестоимости зимних овощей составляет 35%. На 1 га площади надо 2 МВт/час. Это колоссальный объем.

Раньше тепличные комплексы имели льготные тарифы по закупке электроэнергии, какое-то время закупки электроэнергии даже субсидировались. Но теперь теплицы относятся к категории стандартных потребителей.

Тариф в 5 рублей за кВт/час, который сегодня платят овощеводы, для отрасли неподъемен. Многие хозяйства раньше выходили из положения с помощью собственной газогенерации. Но теперь и этот способ выработки электроэнергии стал дорогим, потому что все оборудование импортное.

Если все запланированные до 2020 года теплицы будут построены, то тепличному комплексу страны потребуется примерно 4 ГВт/час мощности электроэнергии. Это примерно равно мощности четырех блоков атомной электростанции!

Поэтому мы ставим вопрос о том, чтобы тепличному овощеводству был предоставлен льготный тариф - 2-2,5 рубля. На фоне сокращения потребления электроэнергии в других отраслях в овощеводстве есть перспективы роста потребления. Вроде бы все понимают, что это нужно, что это правильно. Но решения пока, к сожалению, нет.

Сейчас очевидно, что развитие тепличного овощеводства напрямую зависит от того, будет льготный тариф или нет. Не будет - под вопросом окажутся многие показатели, на которые ориентирует госпрограмма развития сельского хозяйства до 2020 года. Для замещения импорта нам необходимо увеличить производство тепличных овощей на 1 млн тонн. В прошлом году было выращено 709 тыс. тонн.

- Но ведь отрасль и так получает господдержку - льготные кредиты, компенсация прямых затрат. В сегодняшних бюджетных ограничениях трудно рассчитывать на новые вливания в виде льготных тарифов.

- Поддержка - да, существенная. Но мы подсчитали: если выполнять показатели госпрограммы, то в год необходимо направлять 50-60 млрд рублей на строительство только новых тепличных комплексов. Это примерно 300 га теплиц в год. Только на компенсацию прямых затрат при этом необходимо около 10 млрд рублей в год. Пока в бюджете на эти цели такие средства не предусмотрены. Идет обсуждение бюджета на 2017 год. Надеемся, что эти потребности будут учтены.

К тому же в системе предоставления господдержки есть серьезная проблема, которая сдерживает приток инвестиций. Я имею в виду механизм отбора инвестиционных проектов для субсидирования.

Технология отбора проектов должна быть такой, чтобы инвестор перед тем, как взять кредит в банке и вложить собственные средства в разработку проектно-сметной документации, был уверен, что проект обязательно попадет в программу субсидирования. Сейчас этой уверенности нет.

На сегодня отобрано 25 проектов по тепличным комплексам. Многие из них уже запущены, но поддержку пока получили не все.

Необходимо разработать порядок, который гарантировал бы инвестору выплату субсидий в полном объеме после того, как он построит объект и введет его в эксплуатацию.

Сегодня вопрос о субсидировании становится ключевым при принятии инвестиционного решения - либо строить, либо не строить. Должно быть отложенное расходное обязательство государства, которое следует зафиксировать или в бюджете, или в постановлении правительства, или в приказе Минсельхоза.

Не реализовали проект - государство передает эти деньги другому. А если это произошло по вине инвестора, который не выполнил обязательства перед государством, то ему можно и штраф предъявить.

Ответственность государства и бизнеса в данном случае должна быть взаимной и равноценной.

- Как вы оцениваете систему поддержки плодоводства? Есть ли здесь проблемы?

- Компенсация затрат на закладку многолетних насаждений, которая начала действовать с 2012 года, оказалась абсолютно эффективной и уже дала замечательный результат: только в прошлом году вместо запланированных 10 тыс. га садов было заложено 14 тыс. га.

Важно сохранить эту меру поддержки и немного видоизменить ее. Проблема в том, что сейчас одинаковую поддержку получают владельцы садов разной интенсивности. Затраты на гектар сада средней интенсивности составляют 300-400 тыс. рублей. А есть высокоинтенсивные сады, шпалерные к примеру, где затраты на гектар достигают 3 млн рублей.

Но всем компенсируют одинаковую сумму - 80%, но не более 232 тыс. рублей на гектар. Хотя урожайность в высокоинтенсивных садах достигает 70 тонн с гектара, что в 10 раз выше, чем средняя урожайность в России. Причем все эти сады расположены на юге и выращивают те же сорта яблок, которые мы завозили из Польши, Франции, Италии и других стран. Их поддержка - это прямое импортозамещение.

Мы предлагаем поставить уровень компенсации затрат в зависимость от типа садов.

Сейчас площадь садов в РФ составляет 122 тыс. га, из них плодоносящих - 80 тыс. га. Необходимо увеличить ее более чем в два раза.

Ну и, конечно, надо, не откладывая, начинать заниматься селекцией и семеноводством. Без своих семян и саженцев говорить о продовольственной безопасности страны бессмысленно.

Если намеченные планы будут выполнены, то через три-четыре года у нас будет достаточное количество садов для того, чтобы полностью обеспечить себя яблоками и другими фруктами.


Опубликовано: /Финмаркет/
      Опубликовать в своем блоге livejournal.com   


.

19 апреля 2019 года 18:09
Подготовка нормативных актов к закону о страховании жилья от чрезвычайных ситуаций (ЧС) находится в завершающей фазе. Сам закон, который вступит в силу на территории России с 4 августа 2019 года, носит рамочный характер. Подзаконная нормативная база будет отражать суть базовых подходов...    читать дальше
.
16 апреля 2019 года 15:19
Распространение африканской чумы свиней (АЧС) за последнее время приняло глобальный характер. С проникновением вируса в Китай и его продвижением по странам Юго-Восточной Азии заболевание стало угрожать мировому свиноводству. В начале апреля в Пекине прошел международный симпозиум по профилактике и...    читать дальше
.
03 апреля 2019 года 17:04
Ужесточение закона о торговле, который за последние два года корректировался дважды, и риски введения новых ограничений побудили ритейлеров сыграть на опережение - попытаться самостоятельно договориться с поставщиками о правилах игры. В последние месяцы дискуссия о саморегулировании на...    читать дальше
.
29 марта 2019 года 17:10
Заканчивается зимний сезон, рынок переходит на более дешевое летнее дизельное топливо, и на фоне работы обратного акциза на нефть с демпфером, Минфин ожидает снижение цен на ДТ как минимум на полтора-два рубля, сообщил в интервью "Интерфаксу" директор департамента налоговой и таможенной политики...    читать дальше
.
29 марта 2019 года 11:50
Металлургические компании, с одной стороны, оказались в центре развернувшихся в последнее время торговых войн, с другой - пользуются благоприятной рыночной конъюнктурой. Оживление наблюдается как на долговом рынке, так и в сегменте M&A и создания партнерств на международной арене. О развитии...    читать дальше
.
22 марта 2019 года 13:18
Анатолий Чубайс для кого-то до сих пор остается крупным политиком из 1990-х, кому-то он запомнился как многолетний глава РАО "ЕЭС России" в эпоху трансформации российской электроэнергетики, но именно у нанотехнологий с недавних пор больше всего прав на этот "бренд". Во главе "Роснано"...    читать дальше
.
15 марта 2019 года 12:40
В 2019 году истекает действие трехлетней правительственной программы приватизации и будет готовиться новый план на 2020-2022 годы. Оксана Тарасенко, которая недавно была назначена курирующим приватизацию замминистра экономического развития РФ, в интервью "Интерфаксу" рассказала о своем видении...    читать дальше
.
05 марта 2019 года 18:02
Банк России, полтора года назад приступивший к проведению информационных кампаний по денежно-кредитной политике в регионах, наконец-то максимально близко подошел к выпуску материала наподобие "Бежевой книги" ФРС США. О важности регионального аспекта при принятии решений по ключевой ставке, о...    читать дальше
.
04 марта 2019 года 12:35
"РусАл" встречал новый год в условиях неопределенности в вопросе снятия санкций. Провал в самый разгар контрактного сезона не только привел к падению продаж в IV квартале, но и мог повлиять на объемы и структуру реализации в 2019 году. О том, удалось ли компании восстановить отношения с клиентами...    читать дальше
.
28 февраля 2019 года 18:53
Банк России, ответственный за поддержание финансовой стабильности, внимательно следит за системными рисками и в случае возможного появления тех или иных шоков принимает меры для стабилизации ситуации. В последнее время в качестве одного из основных источников рисков называлось бурно растущее...    читать дальше
.
Страница 1 из 7
.
.
.
.
.
.
.
.

.